bratgoblin (tactical) wrote,
bratgoblin
tactical

Categories:

Луи Awerbuck: исключение из правил Великий стрелок о жизни и смерти. Часть 1

Луи Awerbuck: исключение из правил Великий стрелок о жизни, смерти и страхе...
МАЙКЛ ТАН | 1 апреля 2008

Месяц назад, когда я только искал материалы о Луи Авербаке я даже не представлял, что стою на пороге открытия целого мира. Когда мы говорим об оружейной культуре, мы часто упоминаем о таких необходимых ее составляющих, как законы, соблюдение техники безопасности, разрешенное оружие и прочих безусловно важных вещах. Но, к сожалению, мы часто не можем показать обществу самое важное — пример носителя этой самой оружейной культуры. Нас всю жизнь воспитывали на других примерах, поэтому образцы для подражания для отечественных носителей оружия практически всегда живут на Североамериканском континенте. Авербак был, пожалуй одним из самых ярких носителей и законодателей этой самой загадочной оружейной культуры. Человек, использовавший оружие по прямому назначению, лично подготовивший тысячи стрелков, он не только обучал людей пользоваться оружием. Он вдохновлял. Он был примером. Я нахожу его статьи в каждом номере журнала «SWAT magazine”, до которого могу дотянуться. Он был отличным специалистом в том, что происходит на стрелковом рубеже. Но по-настоящему непревзойденными являлись его познания о том, что происходит по ту сторону приклада — внутри самого стрелка. Порой кажется, что сам термин “combative mindset” ввел в обиход именно Луи. На память об этом останется дайджест его статей «орала на мечи», изданный под одной обложкой и свежий DVD от Panteao. В ближайшее время в моем блоге будут выложены вторая половина - об оружии а также несколько небольших статей.

Его судьба — это судьба человека с оружием. И то, что она трагически закончилась — не знак, а просто напоминание, что «хорошие парни не всегда держатся до последнего». Его смерть стала его выбором, достойным такого же уважения, как и его жизнь. И хотя я не согласен с его последним выбором, я бы хотел увидеть того, кто заменит Луи на его посту.

Я начинаю публикацию интервью с Луи с этого интервью, потому что в нем Авербак рассказывает о своем отношении к смерти. А это именно то, что отличает воина от обывателя...
С уважением, Иван Боднарюк aka Brat Goblin

Когда я впервые встретил Луи Авербака я подумал, что совершил большую ошибку.

Мы были на пустынной стоянке перед общественным зданием. Я приехал рано, открывая двери помещения для проведения занятий. Луи и Ли Ламберт были там еще раньше. Мы с моим братом подошли, чтобы представиться. Как только мы пожали друг другу руки, и я поприветствовал Луи, его губы раскрылись и задвигались. Я не уверен, услышал ли я какие-либо слова из-за клубов сигаретного дыма. Я был ошеломлен. В этот момент я подумал, что прохождение этого учебного курса было большой ошибкой.

Язык его тела, который я прочитал в первые моменты был очевиден: прохладно, сдержано, сложно, и подозрительно. Тем не менее, мои подозрения оказались полностью необоснованны.

louis

В течении короткого времени мы узнали его как терпеливого, дружелюбного и довольно разговорчивого человека. Его первоначальная реакция, была стандартной для человека, к которому быстро приблизились двое неизвестных взрослых мужчин. Вспоминая этот случай, я понимаю, что тогда просто встретил человека в оранжевом состоянии (имеется в виду цветовой код Купера ).

Я имел удовольствие и честь посещать трехдневный учебный курс Авербака. У меня были определенные ожидания в начале, но курс превзошел их. Сегодня люди, обучающиеся вооруженной самозащите, живут во время смены караула инструкторов. Я считаю, что ныне покойный полковник Джеф Купер открыл новый мир для вооруженной гражданской самообороны своим учением и трудами, плоды которых мы пожинаем сегодня.
gunsite-cooper-jeff

Полковник в настоящее время не с нами. Многие из инструкторов его команды все еще живы и преподают, несмотря на то, что это пожилые люди, в возрасте за пятьдесят. Они находятся на пике формы во многом благодаря тому, что у них было три десятилетия, чтобы собрать, переварить, и отточить свое ремесло. Такие люди, как Клинт Смит и Луи Авербак (а ведь есть и другие!) состоялись. Они состоялись в своей репутации как учителя, состоялись в своих взглядах и возрасте, состоялись в большой мудрости и смирении. Эти люди способны создавать и оценивать новые разработки, не отвлекаясь на блеск и мишуру новых технологий и рекламных обещаний. Они способны научить новичков и помочь курсантам с опытом.

И вот, в то время когда они остаются с нами, и продолжают преподавать, открывается прекрасная возможность, так как пока не ясно, кто станет их преемниками. Школа рукопашного боя и огнестрельного оружия ждет следующего поколения мастеров-учителей.

Луи Авербаку в следующем году исполняется шестьдесят, хотя вы никогда бы этого по нему не сказали. Быстрый, подвижный и агрессивный, его мощь совсем не соответствует его возрасту, и похоже, не снижается. После выполнения роли «плохого парня» для занятий по тактике ближнего боя (CQT) или обезоруживания, становится жалко того плохого парня, который перейдет дорогу Луи, но потом ловишь себя на мысли: "Погоди, да ему же почти шестьдесят!". Как считает сам Луи, ему повезло с удивительным метаболизмом.

Курсы Луи содержат много лекций, как на стрельбище, так и в аудитории. Если вы мыслящий курсант и заинтересованы в понимании предмета, это то, что Вам надо. Но если вы хотите сжигать тысячи патронов в день на стрельбище, забудьте. Это просто не те курсы. Луи имеет репутацию одного из лучших диагностов по поиску и исправлению стрелковых проблем у курсантов. Из того, что я видел лично, эта репутация заслужена, и простое наблюдение за тем, как он выявляет и исправляет проблемы курсантов, значительно помогло мне в моей собственной стрельбе, хотя мной он и не занимался.

На его курсах по бумажным мишеням не стреляют. Луи обучает перемещениям и поражению трехмерных человекообразных мишеней. Цель состоит в том, чтобы получить хорошие попадания на всех углах и расстояниях. Методы и инструменты должны быть простыми, рабочими.
Mirage_Louis2

Ассоциируя Авербака с полковником Купером и Gunsite (Луи был главным рэйнджмастером в первоначальной Gunsite), вы удивитесь презрению, с которым он относится к пистолетам с однорядными магазинами (например, стандартные 1911е). Хотя его основным пистолетом является 1911 с двухрядным магазином, он вполне комфортно чувствует себя с пластиковым оружием, в частности, высоко ценит Springfield XD. Он не участвует в спорах о предпочтительной стойке (типа стойка Уивера против равнобедренной). Кажется, что всякий раз, когда его оружие извлекается из кобуры, он движется и часто удерживает пистолет одной рукой. Он больше заинтересован в ведении боя, чем в застревании в замороженной позиции.

"Люди палят по куску картона, плоскому куску картона, и считают себя стрелками".

316803528 (1)

Что касается запасного оружия, то прозанимавшись у Луи, вы окончательноубедитесь в необходимости ношения второго пистолета. Снова и снова, в течении всего курса, будь то перезарядка или устранение задержек, Луи будет напоминать вам, что наличие второго пистолета позволило бы вам продолжать стрельбу. Он не настаивает на этом, но он использует любую возможность, чтобы выразить свое мнение. К концу курса, вы всерьез думаете, где разместить вторую кобуру на уже переполненном поясе.

Каждый человек уникален, но Луи необычен по-настоящему. Если у вас есть выбор между покупкой еще одного пистолета или прохождением обучения у Луи, лучше выбрать его курс и взять с собой тетрадь. Если Вы не самонадеянны и поддаетесь обучению — Вы не пожалеете.

Луи и Ли выдерживали изнурительный график путешествий, проезжая десятки тысяч миль в год, чтобы обучать курсантов почти в каждом штате. Я был благодарен за возможность взять у него однажды вечером на следующее интервью:

Вопрос: Вы преподает стрелковую подготовку гражданским в течение более тридцати лет. С вашей точки зрения, можно услышать краткую историю того, что произошло за это время? Что было удивительного? Какие возможности вы видели?

Л.А.: Простота исчезла. Понты заменили мышление. Технология пытается заменить мозги, но это не он не срабатывает.1911 вернулся в моду через 105 лет. Слишком много лжи, слишком много ложных выводов, которых не было тридцать лет назад. Это печальнее, чем было и в этом стало меньше правды, впрочем как и во всем остальном.

Вопрос: начало расцветать и постепенно сгнило?

Л.А.: Да. Ценности поменялись на 180 градусов, я думаю, что у технологии не получится заменить человеческий мозг. Этого никогда не будет.

Вопрос: Вы преподаете навыки и мышление, защищающие жизнь и потенциально лишающие оной. Вы думаете, о том, что Вы смертны чаще чем обычный человек?

Л.А.: Да, но я ...


Вопрос: Как часто вы думаете о вашей смерти, о том факте, что в один прекрасный день Вы умрете?

Л.А.: Почти постоянно теперь. Но мне все равно; это не имеет значения. У меня нет семьи, так что это не имеет большого значения. Это прямой возврат к тому, о чем вы говорили раньше - азиатском образе мышления ... японский образ мышления. Все воспринимаю жизнь как что-то драгоценное. Но не я. Я имею в виду, я не прочь дожить до ста пятидесяти, если бы я был здоров, но ... смерть и налоги.


Вопрос: Так что по-вашему происходит после смерти?

Л.А.: Я не знаю, но я думаю, что там должно быть что-то. В противном случае, пятилетние дети не погибали бы под колесами автобуса без причины. Там должен быть что-то. Должна быть причина, почему один человек доживает пьяным убийцей до 105 лет, а хорошего ребенка в возрасте четырех лет переезжает школьный автобус. Там должно быть что-то. Что именно, я не знаю. Я не богослов. Я думаю, это просто промежуточная ступень.


Вопрос: Вы учите навыкам, связанным с сохранением жизни. Ради чего стоит жить? Ради чего стоит сохранять ее?

Л.А: У каждого свои причины...

Вопрос: У Вас?

Л.А.: У меня? Для сохранения моей жизни? Отдание долга моим родителям. Вот почему я не умер четырнадцать лет назад. Не более того. Я никому не доверяю. Вы не можете доверять никому. Итак, вот почему я говорю, я действительно не беспокоюсь по поводу своей смерти. У меня было сто лет, запакованные в шестьдесят. Зачем? У меня нет ничего, ради чего жить. Мне нечего терять. У меня нет уязвимых точек. Я не обычный человек. Я исключение из правил. Обычный человек — это жена и дети, генеалогия, желание видеть своих внуков играющими в футбол или учащимися в колледже. Хорошо. На мне же линия заканчивается. Я сухая ветвь...

Вопрос: Большинство взрослых борются с какой-то формой страха или беспокойства. Это может быть их финансовое благополучие, здоровье, или личная безопасность. Чего вы боитесь больше всего в жизни?

Л. А.: Наверное физической недееспособности, если бы я был осведомлен о ней. Иждивенчества, физической зависимости. Иметь синдром Альцгеймера и зная о том, что у меня болезнь Альцгеймера быть не в состоянии [пауза] покончить с этим. Вот и все. Я больше ничего не боюсь, потому что ... Рузвельт сказал: "Нечего бояться, кроме самого страха." Я не хочу зависеть от кого-либо еще. И все..


Вопрос: Есть сожаления или вещи, которые вы бы сделали по-другому в жизни?

Л.А.: Я посвятил бы моим родителям больше времени, когда я был моложе. Вот и все. Я никому ничего не должен. И мне никто ничего не должен. Я счастлив. Вы встаете с ежедневными страхами-"Я надеюсь, что дети в порядке, я надеюсь, что жена в порядке, я надеюсь, что смогу платить по счетам ..." У меня нет этих опасений. Я разорюсь? Заработаю еще немного денег, тем или иным способом. Ни жены, ни детей, мой пес умер, так о чем мне беспокоиться? Нет семьи. Нет наследников. Я понимаю, что это звучит пафосно, но откуда бы у меня взялись заботы в жизни?

Вопрос: Вы написали много статей в течении многих лет. Можете назвать самую памятную? В особенности ту, которую Вы бы хотели оставить после себя?

Л.А.: «Два куска серебра». Я думаю, что единственной достойной статьей, которую я написал, была «Я - Пуля». «Два куска серебра» была данью моему папе. Я получил письма от многих читателей... это, задело за живое большое количество людей, потерявших своих отцов. Вот и все. Остальная моя писанина — всего лишь бред сумасшедшего.

         Вопрос: ... Но их же напечатали!

Л.А.: Напечатанный бред сумасшедшего.

Вопрос: Вы имели возможность пожить как в Южной Африке, так и в Америке. Что Вам нравится в американской культуре?

Л.А.: Для меня, Америка является тем, чем Южная Африка было тридцать пять лет назад, и люди слишком слепы, чтобы видеть это. Что мне нравится? Тут по прежнему действуют Конституция и Билль о правах, если бы люди еще их соблюдали... Но ... она никогда не вернется к тому, что было. Цикл окончен. Мировые державы имеют циклы, и у Америки он закончился.


Вопрос: Да, Вы не оптимист ...

Л.А.: Я не пессимист. Я реалист, потому что я прошел через это раньше. Я видел все это раньше. Не пытаюсь показаться высокомерным, но я в самом деле видел все это раньше. Это просто дежа вю, снова и снова. Другого пути нет. Это последствия синдрома «хорошие парни держатся до последнего». Вот и все.

Конец первой части. Продолжение следует.

Я - пуля. Эссе Луи Авербака

Tags: Авербак., культура О, оружие, самооборона, стрельба
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments